Главная страница
Главная   |   О журнале   |   Блог   |   Форум   |   Авторы   |   Карта сайта   |   Критерии   |       
Нам нет дела до качества записи, наше дело — качество фильма
Ежеденельный независимый интернет-журнал о кино.
Рецензии, статьи о кино, фильмографии, информация о фильмах, актёрах, режиссёрах.
Фильмы     Режиссёры     Актёры     Статьи     Жанры     Года     Страны


Журнал "Экранка.ру". Выпуск №317
от 31 декабря 2013 года

Жертва номера:
Новое:
Избранное:
Разное:
Статьи: АРХИВ НОМЕРОВ
АРХИВ ОПРОСОВ
АРХИВ ТЕМ


Забавные игры / Funny Games (1997)


Забавные игры
Средняя оценка: оценка: 5
1997. Австрия. 108 минут.
Жанр: драма / сюрреализм-авангард / триллер.

Режиссер: Михаэль Ханеке.
Сценарий: Михаэль Ханеке.

В главных ролях: Ульрих Мюхэ, Сюзанне Лотар, Арно Фриш, Франк Гиринг, Стефан Клапжинский.
В ролях: Дорис Кунстманн, Кристоф Бантцер, Вольфганг Глюк, Сюзанне Менегель, Моника Цалингер.

Награды:
1997 — Лучший режиссёр, Приз Критиков, Спецприз жюри, ФИПРЕССИ — Михаэль Ханеке (Chicago International Film Festival, Fantasporto, Flanders International Film Festival)

В 1997 году фильм претендовал на Золотую пальмовую ветвь на Каннском Кинофестивале.

Интересные факты о фильме:

Пауль произносит фразу "мы ещё не достигли даже стандартной длины полнометражного фильма" ровно на 90-ой минуте картины.

В сцене, когда преступники первый раз уходят, зрители видят один дубль (без монтажных склеек) продолжительностью более 10 минут.

Американский римейк фильма, вышедший в 2008 году, тоже написал и снял Михаэль Ханеке.

Версия для печати

Купить лицензионный диск на Ozon.ru. Цена — 261 рубль


Дмитрий Савочкин: You all need it too, don’t lie

Забавные игры оценка: 5

Сел за клавиатуру, полный решимости написать рецензию — и замер... Потому что не знаю, что писать. Не знаю, откуда начать. Не знаю, о чём говорить. Не знаю, чем заканчивать. Я думаю, эта рецензия будет похожа на поток сознания — до такой степени я не могу представить, вокруг чего можно структурировать столь большой объём разношёрстных впечатлений.

Моё личное знакомство с Ханеке началось не с "Забавных игр", а с куда более сложной, и оттого не производящей такого шокирующего впечатления "Пианистки". Я пересмотрел этот фильм два раза, пережил длительный период отношений с женщиной, которая идентифицировала себя с главной героиней, и два раза переехал. После этого я решил, что достаточно окреп морально, и готов посмотреть ещё какой-нибудь фильм Ханеки.

"Забавные игры" обычно называют экспериментом с медиа-насилием. Это, безусловно, правильно (тем более, что и сам Ханеке обычно в интервью об этом рассказывал), но лишь отчасти. "Забавные игры" — это не только кино о насилии в кино. Это кино о кино вообще. О развлечении. О том, что поёт Tool: "I need to watch things die. From a distance. You all need it too, don’t lie". Ну и, помимо этого, "Забавные игры" — прекрасный камерный триллер, держащий в таком напряжении, что его часто называют даже фильмом ужасов.

В действительности, если присмотреться к картинке, решительно ничего ужасного там на происходит. После спокойного, даже вялого сет-апа, мы оказываемся в стандартной диспозиции: двое молодых людей берут в заложники семью, состоящую из отца, матери и мальчика лет шести. Смысл действий молодых людей поначалу угадывается с трудом. Ведь это просто игра. А какой в игре может быть смысл? Вопреки расхожему мнению (особенно часто упоминаемому в анонсах), молодые люди не пытают и не истязают своих пленников. Здесь нет ни "пилы", ни "техасской резни", ничего такого. Они просто издеваются над бюргерами, они давят на них, заставляя их постоянно вступать в схватку с самими собой: сопротивляться и проиграть или поддаться и унизиться? Вспылить и получить ещё один удар или стерпеть и подчиниться? Попытаться что-то изменить, и подставить под удар близкого человека, или пойти на всё, ради того, чтобы его не трогали? Молодые люди заставляют своих жертв весь фильм балансировать на грани трёх плоскостей: надежды, страдания и агресии, давая возможность каждой из них по очереди перевешивать, и снова возвращая человека на самую грань. И ведь в конце концов результат известен заранее. Ханеке честен. Он не собирается надувать зрителей. Всё кончится плохо.

Две вещи сделали из этого фильма икону пост-тарантиновского кино.

Во-первых, это моя любимая тема с переходом между игровой плоскостью и пиздецовой. Здесь она доведена до своего логического конца, до абсурда: когда перед нами совершенно очевидная игра, от начала до самого конца, но смысл этой игры заключается исключительно в пиздеце, в насилии и боли, в душевных страданиях, и, в конечном итоге, в смерти. Не смотря на то, что, как я уже говорил, в фильме минимум физического насилия, и оно, в общем, решительно ничем особенным не выделяется, я ещё не видел человека, который мог бы спокойно посмотреть картину от начала до конца. Ханеке сделал по-настоящему страшную картину.

И во-вторых, это, конечно же, медиа-насилие, как самая доступная нам и самая привычная нам форма насилия.

Готовясь к написанию рецензии, я узнал новое. Оказывается, в теории театра существует такое понятие, как "четвёртая стена", и выражение "ломать четвёртную стену". Само понятие проистекает из театральной диспозиции, где актёры играют в интерьере с тремя стенами: вместо четвёртой стены у них зрительный зал. Но условность театра требует от зрителя признания, что помимо трёх видимых стен есть ещё и четвёртая: граница между сценой и зрительным залом. "Ломая" эту стену, то есть проявляя осведомлённость о том, что за условной границей находятся зрители, модернисты в двадцатом веке создали целую плеяду "новых театров".

Ханеке же, вслед за ними, работает в рамках "нового кино". Его персонаж (по крайней мере один, Пауль) совершенно очевидно знает, что за четвёртой стеной находимся мы, что мы смотрим фильм, и он не собирается нас разочаровывать. Пауль строит происходящее, как хороший, качественный триллер. Заставляет зрителей сопереживать жертвам, следит за развитием сюжета, не даёт фильму оборваться раньше, чем надо. И — кульминация картины — когда события вдруг начинают разворачиваться не в том направлении, он хватает пульт дистанционного управления и меняет всё.

Пульт дистанционного управления — современный символ власти. Этим пультом ты можешь менять одну реальность на другую, добавлять в реальность звук, или убирать его, ты можешь заставлять события в твоей реальности течь быстрее, или направлять их вообще в обратную сторону. Насилие, ставшее естественной, понятной частью нашего медиа-мира, поддаётся такому же точно управлению этим пультом, как и всё остальное. Жертвы проиграют. Чего бы тебе ни хотелось, как бы ты ни хотел другого развития событий — но жертвы проиграют. Таковы законы жанра.

Ханеке ставит диагноз современной культуре, или вернее — ставил диагноз культуре поздних девяностых, тарантиновщине. "Где вы видели кровь? Это же томатный сок!", — говорил Тарантино. "Вы же на стороне жертвы, верно? Вам ведь очень хочется, чтобы они победили?", — подмигивает нам Ханеке. We need to watch things die. From a distance. Ну, так и давайте смотреть. Только поп-корном запасёмся.

Вы ведь не хотите, чтобы рецензия оборвалась в этом месте, верно?

(26.05.2008)

Версия для печати




Главная   |   О проекте   |   Блог   |   Форум   |   Авторы   |   Карта сайта   |   Критерии   |   RSS   

© Экранка.ру. 2006. По всем интересующим вопросам обращаться:
Мы не берём новых авторов, не занимаемся баннерообменом, не размещаем нетематическую рекламу.
При любом использовании материалов, ссылка на ekranka.ru обязательна.
Цитирование в Интернете возможно только при наличии ссылки. Все права защищены.
Дизайн и вёрстка: Володя. Программирование: Алёша. Идеология сайта: Володя, Алёша и крошка Жанин.
Некоторые тексты, размещенные на этом сайте, содержат ненормативную лексику.
Коммерческая реклама: https://funmill.ru/games/igry-dlja-detej/